Каноны

Пою́ Бо́гу моему́, до́ндеже есмь

Канóн (греч. — «правило», «образец», «норма») – форма литургической поэзии, церковное песнопение, составленное по определенному правилу и представляющее собой сложную цепь переплетений библейских гимнов с христианскими песнопениями. Иоанн Зонара (конец XI -первая половина XII в.) в своих объяснениях на воскресные каноны св. Иоанна Дамаскина пишет: «Канон получил свое название от того, что заключает известное и определенное число песней, то есть девять. Песнию называется здесь не то, что поется на инструментах, но что живым и стройным голосом выражается пред Богом… Девять песней в каноне потому, что они служат изображением небесной иерархии и ее песней. Иначе – девять песней заключают в себе образ Святой Троицы, в честь Которой они издавна назначены отцами. Ибо трижды три составляют девять – число песней, которое потому заключает в себе трикратную троичность» (цит. по: Архиепископ Филарет. Исторический обзор песнописцев…).

book

Основанием канонов служат священные песни, большей частью ветхозаветные, являющиеся плодом высокого религиозного воодушевления и составляющие лучшую часть библейской поэзии. Каждая библейская песнь определяет тему соответствующей песни канона.

Для первой песни послужила образцом благодарственная песнь Мариамны, сестры пророка Моисея, воспетая после перехода израильтян через Чермное море: «Поим Господеви, славно бо прославися» (Исх., гл.15). Для второй – песнь пророка Моисея по переходе через пустыню (Втор. 32, 1-43), которую он воспел по повелению Божию, чтобы обличить свой неблагодарный народ и пробудить в нем раскаяние; начало ее: «Вонми, небо, и возглаголю». Поскольку эта песнь не соответствует духовной радости, с которой мы вспоминаем праздничные события или прославляем святого угодника Божия, обычно она опускается и поется только во время святой Четыредесятницы. Третья песнь составлена по образцу благодарственной песни святой Анны, матери пророка Самуила: «Сердце мое в Господе, вознесеся рог мой в Бозе моем… несть свят, яко Господь, и несть праведен, яко Бог наш» (1 Цар. 2, 1-11). Четвертая песнь восходит к пророческой песни-молитве пророка Аввакума, который, задолго до Рождества Христова созерцая грядущего Господа, говорил: «Господи, услышах слух Твой, и убояхся, Господи, разумех дела Твоя, и ужасохся. Бог от юга приидет и святый из горы приосененныя чащи; покры небеса добродетель Его, и хваления Его исполнь земля» (Авв., гл.З). Пятая песнь составлена по примеру молитвы пророка Исаии, провидевшего пришествие Спасителя: «От нощи утренюет дух мой к Тебе, Боже, зане свет повеления Твоя на земли… Господи Боже, мир даждь нам» (Ис, гл.26). Шестая песнь – по примеру молитвы пророка Ионы, которую он воспел в благодарность Богу за избавление от смерти, угрожавшей ему во чреве кита: «Возопих в скорби моей ко Господу Богу моему и услыша мя: из чрева адова вопль мой, услышал еси глас мой» (Ион., гл.2). Благодарственная песнь трех отроков, спасенных в раскаленной печи, является образцом седьмой и восьмой песней канона: «Благословен еси, Господи Боже отец наших, хвально и прославлено имя Твое во веки» (Дан. 3, 26-56). «Благословите, вся дела Господня, Господа, пойте и превозносите Его во веки» (Дан. 3, 57-72). Девятая песнь величает святую Деву Марию. В основу этой песни легли собственное славословие Богоматери, произнесенное Ею при свидании со святой Елисаветой: «Величит душа моя Господа, и возрадовася дух Мой» (Лк. 1, 46-55) и молитва Захарии, пораженного немотой за неверие в то, что родится у него сын, Иоанн Предтеча, и вновь обретшего дар речи: «Благословен Господь Бог Израилев» (Лк. 1, 68-80).

Каждая из девяти песней канона (вторая песнь обычно опускается и поется только в Великий пост) содержит в себе несколько малых стихов: ирмóс и несколько тропарéй.

img

Ирмóс (от греч. «связь», «ряд») — первый стих песни канона, который служит связью между библейскими песнями и последующими стихами (тропарями), посвященными христианскому празднику или памяти святого. Вместе с тем, являясь одновременно поэтическим и музыкальным произведением, ирмос служит образцом как по ритмическому строению (количеству строф и длине их), так и по напеву, тем самым соединяя, или связуя тропари в один ряд. «Ирмос получил свое название от того, – поясняет Зонара, – что сообщает порядок тропарям и тон их пению… Иначе ирмос дает тон и мелодию тропарям, или образует тропари на свой собственный образец».

Одно из толкований значения слова тропáрь происходит из указанной связи его с ирмосом; слово «тропарь» производят от греческого слова «обращаю». По объяснению Иоанна Зонары, тропари «получили название свое от того, что составляются, или вращаются, по мере ирмосов… или потому что певцы соображаются в пении их с ритмом и тоном ирмосов».

Существуют и другие объяснения происхождения слова «тропарь». Так, возражая против упомянутого толкования, справедливо отмечают, что тропарь – гораздо более древняя форма церковных песнопений, чем канон. Тропари существовали уже в IV и V веках, тогда как первые упоминания о канонах относятся лишь к VII веку. Тропарь вообще является древнейшим песнопением, с которого наша гимнография начала свое развитие (М. Скабалланович). Слово тропарь производят также от греческого слова, означающего «победный знак», «трофей». Таким образом, назначением тропаря является прославление победы мученика над язычеством, преподобного – над страстями, Самого Спасителя – над смертью (архимандрит Киприан (Керн)). Или производят его от греческого слова «образец», имея в виду способ исполнения тропарей – так назывался у древних эллинов способ пения, или «лад».

img

В древней Церкви весь канон пелся, в настоящее же время обычай этот сохранился только при исполнении пасхального канона; обычно поется только ирмос, а остальные тропари читаются.

Канон разделяется на три части в честь Святой Троицы. После третьей песни читаются седáльны – стихиры, или песни, во время которых в древней Церкви верующие обычно сидели. По шестой песни – кондáк и úкос, прославляющие празднуемое событие или святого, которому посвящен канон. Слово кондáк производят от греческого слова, означающего «домик», а иногда от другого слова – палочка». В древности кондак представлял собой самостоятельное большое произведение, которое можно назвать богословской поэмой. Кондак писали на свитке пергамента, который наматывался на палочку – отсюда и его название. Современный кондак – это краткая песнь, излагающая содержание праздника или содержащая похвалу святому.

Икос (греч. – дом) – песнь, объясняющая сущность праздника или прославляющая подвиги святого пространнее, чем кондак. По этой причине икос всегда следует после кондака и один никогда не читается.

Появление кондака предание связывает с именем святого Романа Сладкопевца — знаменитого песнописца первой половины VI века († около 556). Святой Марк Ефесский (†1457) в своем известии о кондаках пишет: «Творец кондаков – чудный Роман; он получил дар сей от Богородицы, явившейся ему во сне и подавшей свиток с повелением съесть. Исполнив это, он тотчас встал, – это было в день Рождества, – взошел на амвон и начал петь: «Дева днесь…» После того составлял и другие кондаки. От свитка песни его и называются кондаками». Далее св. Марк пишет об икосах: «Он же (св. Роман) составил и икосы. Они вместе с кондаками петы были прежде в одних прекрасных тех покоях (греч. –«икос»), где священный муж имел обыкновение проводить ночи в бдении; отсюда-то и получили они такое название». Сладкопевец написал около тысячи кондаков на все праздники и на дни памяти знаменитых святых (в настоящее время сохранилось около 85). После возникновения канона (в VIII веке), в богослужебном обиходе остались только отдельные строфы некоторых кондаков – обычно это кукулий (вводная строфа кондака), получивший теперь название кондака, и начальный икос, которые и исполняются после шестой песни канона.

Разновидностью кондака является древний Акафист ко Пресвятой Богородице, появившийся, вероятнее всего, в VI или первой половине VII века.

Каноны составляют основную часть многих церковных служб: утрени и повечерия, воскресной полунощницы и молебнов. Долгое время каноны составляли также значительную часть домашней молитвы благочестивых христиан на Руси. Как замечает святитель Афанасий (Сахаров), «для различных случаев житейских, обстоятельств и духовных переживаний у православных русских людей немало было соответствующих молитвословий, особенно канонов». Благочестивые христиане издревле включали каноны в число своих обычных молитв и читали их по разным побуждениям и нуждам. Каноны вошли в состав иноческого келейного правила и правила ко святому Причащению.

book

Каноны, предназначенные для келейного чтения, помещались в специальных сборниках, называемых «канонниками». Такие сборники издревле были распространены на Руси – сначала рукописные, а затем и печатные. В печатные канонники обычно входили, кроме множества разных канонов (до 70), и другие последования (такие, как повечерие, «молитвы спальные» (на сон грядущим), полунощница на вся дни, субботы и недели, служба воскресная и на вся дни, и другие). В каноннике можно было найти объяснение, как начинать «правило свое в келии», он включал «начало общее канонам» – то есть молитвы, положенные перед чтением канона, а также и после. Такие сборники имели то же назначение, что и современные молитвословы, только были более пространные – в соответствии с усердием наших благочестивых предков; они также позволяли отчасти возмещать пропущенное храмовое богослужение в воскресный или праздничный день.

В наше время, к сожалению, каноны мало известны и доступны основной массе христиан. Вместе с тем получили широкое распространение различные акафисты. Однако радостное и хвалебное содержание акафистов не всегда соответствует потребностям души христианина, часто оказывающегося в скорбных обстояниях и непрестанно нуждающегося в помощи и милости Божией. Каноны же, составленные святыми отцами и являющиеся воистину сокровищницей церковной поэзии, вместе с прославлением праздника или хвалой святому, содержат молебные и покаянные прошения и своим содержанием вполне соответствуют многообразным духовным нуждам верующей души.

Первым творцом канонов считается святой Андрей Критский (†712). Самым знаменитым его творением является «Великий канон», исполняемый в первые четыре дня 1-й седмицы Великого поста и целиком в четверг 5-й седмицы. Этот новый вид песенного церковного творчества пришелся по душе византийским писателям. Вслед за св. Андреем Критским каноны пишут свв. Иоанн Дамаскин († около 780), Косма Маиумский (†787), Стефан Савваит (†794), Феодор Студит (†826), Иосиф Песнописец (†883) и ряд других песнотворцев.

ПРОЧИТАНО И ПРОСМОТРЕНО (89)